Полузащитник Лам идет по стопам Дзанетти

ca07bcb7

Филипп Лам Комментируя уверенную игру номинального крайнего защитника Филиппа Лама на новой для него позиции опорного хавбека, Владимир Шолк объясняет, почему смена амплуа далась капитану «Баварии» настолько легко.

Еще данную смену часто называют радикальной, хотя в действительности мы говорим о параллельных и даже смежных ролях на поле, требующих сходных умений — таких, как активное участие в обеих фазах игры (атакующей и оборонительной), цепкость и выносливость.

При этом здесь, конечно, надо понимать, что речь всё же идет о двух разных ипостасях. Крайнего защитника от опорного хавбека отличают скорость и габариты: пока в центре поля при дефиците свободного пространства кипит силовая борьба, дуэль на фланге, где ощутимо больше простора, регулярно превращается в соревнование наперегонки. Как следствие, футболистов, сумевших объединить подобные качества и на протяжении карьеры поигравших и там, и там, не так и много. Дмитрий Парфенов и Василий Кульков, попеременно выступавший в московском «Спартаке» в роли переднего защитника (со временем это амплуа себя изжило) и волнореза, а в «Бенфике» иногда использовавшийся как левый латераль, — вот и всё, что вспоминается в этой связи в России. На истинно же мировом уровне список настолько универсальных исполнителей до нынешнего сезона вообще состоял из фамилии одного игрока — Хавьера Дзанетти.

Сравнить Лама с аргентинцем, кстати, будет вполне уместно – и по образу, который они оба создают на газоне, и по базовым качествам. Что немца, что латиноамериканца среди коллег даже высокого класса выделяют исключительно тонкое (практически тренерское) понимание игры, минимум невынужденных ошибок и способность грамотно распределить энергию и силы. Причем вне зависимости от того, о чем идет речь: о конкретных 90 минутах или о целом сезоне.

Похожих друг на друга в плане манеры и своих функций в команде Лама и Дзанетти, правда, существенно разделяет атлетизм. В сравнении с оппонентом по финалу Лиги чемпионов-2009/2010 аргентинец футболист значительно более мощный и лучше подготовленный к силовой борьбе – той самой, вести которую опорному хавбеку в почти каждом клубе настоятельно рекомендуется.

Однако в «Баварии» в текущем сезоне подобное негласное правило удачно обошли: на «Альянц-Арене» недостаток физической мощи новоиспеченного волнореза Филиппа уравновешивается (или даже стирается) за счет общекомандных плюсов. При модели игры мюнхенцев, которые контролируют мяч в полтора раза чаще «Интера», Лам элементарно значительно реже Дзанетти обязан идти в отбор. Больше того, сам данный прием осуществляется им в принципиально другой манере. В матче с коллективом Хосепа Гвардиолы прижатый к собственным воротам соперник очень часто либо играет на отбой, либо прибегает к передачам безадресным и авантюрным. А значит, чтобы обрубить вражескую атаку на корню, Филиппу отнюдь не обязательно вести единоборство или действовать на грани фола. Чтобы завладеть мячом, ему, как правило, достаточно просто оказаться в нужном месте, грамотно прочитав игру и предвосхитив сценарий развития конкретного эпизода.

И вот тут лидер сборной Германии очень силен и полностью соответствует позиции, занимаемой им на поле. Соответствует в первую очередь потому, что у «Баварии» с ее необычной системой игры в сопоставлении с основной массой команд от опорного хавбека требуются совсем иные навыки. О специфике отбора я уже говорил, но в составе мюнхенского суперклуба волнорез обязан активно участвовать и в контроле мяча. Главным образом за счет своевременных и точных коротких передач, отданных в касание, — компоненте мастерства, в котором техничный Филипп опять же исключительно хорош.

Так что в решении Гвардиолы передвинуть Лама на ранее непривычную для него позицию нет ни капли тренерского каприза. А что есть – это четкое понимание особенностей командной игры и действий отдельного исполнителя, который, пойдя по стопам Дзанетти, сумел сохранить только ему, Филиппу, присущую походку.