ca07bcb7

Десять секретов написания голливудского блокбастера

Тони Гилрой Тони Гилрой — один из самых успешных сценаристов Голливуда.

Тони Гилрой — один из самых успешных сценаристов Голливуда.Он является создателем фильмов «Адвокат дьявола», «Армагеддон», цикла о Борне и многих других. Фильм «Майкл Клейтон» (2007) принес ему номинации на премии BAFTA и «Оскар».

Элисон Фини-Гарт встретилась со звездным сценаристом, чтобы узнать 10 секретов написания голливудского блокбастера.

«Не думаю, что можно чему-то научиться из курсов или книг. Вы должны с пеленок смотреть кино и наполняться рассказами, как едой. Это становится вашим внутренностями.

Ходить в кино, иметь собственную историю, воображение и цель что-то из этого сделать — вот и все, что нужно. Научиться можно чему угодно.

Наш главный инструмент — воображение. Да, сценаристы придумывают вещи. Все, чего я достиг в жизни, — плод моей выдумки.

Запомните одно: главное в сценарии — человеческое поведение. Качество вашего произведения напрямую связано с тем, насколько вы его понимаете. Представляйте себя журналистом, который пишет репортажи с места событий этого фильма, который пока только у вас в голове. Каждая сцена должна ощущаться, как реальная.

Большие, глобальные идеи не впечатляют. Начните с маленькой идеи, которую можно развить дальше.

Прежде чем снимать «Борна», я не читал книг о нем, и мы начали с чистого листа. «Маленькой идеей» в случае с ( Джейсоном. — Ред.) Борном была такая: «Если я не знаю, кто я и откуда, возможно, я смогу идентифицировать себя в соответствии с тем, что я умею делать». Вокруг этой идеи мы построили целый новый мир.

Начните с малого, стройте на нем, идите шаг за шагом — так пишутся голливудские фильмы.

Мой отец был сценаристом, но не думайте, что в нашем доме летала некая магический пыльца, от которой все становились творцами. Я учился у него, наблюдая за тем, как тяжело он работает. Я видел ритм жизни писателя и понимал, что надо работать мозгами.

Если вы живете с человеком, который умеет работать мозгами, вы воспринимаете это как норму. Это вас так сильно не пугает, и вы улавливаете ритмы умственного труда.

Хорошие фильмы делать все сложнее и сложнее. Сейчас все тени и лица реальности живут на телевидении. Там находится место для интересных историй.

Многие из писателей сейчас радуются возможностям телевидения; сейчас это индустрия, которой распоряжаются именно писатели. И это полезно.

Люди , которые пишут, — более рациональные, трудолюбивые, благородные. По опыту с знаю, каждый раз, когда делом заправляли писатели, все получалось прекрасно. Возможно, телевидение в их руках и станет воплощенной утопией.

У меня есть кабинет дома; я писал в миллионе гостиничных номеров; сейчас я могу писать где угодно. Единственная моя цель — сесть за стол.

Если пишется хорошо, я лучше не буду прерываться . Я стал старше, мудрее и понял: когда оно идет, не останавливай его. Я звоню домой, говорю, чтобы меня не ждали ужинать, и продолжаю писать.

Больше всего я хочу, чтобы мне хотелось писать, чтобы я не боялся идти на работу.

Шесть лет я работал за баром, пока разбирался, как писать сценарии.

Если вы хотите писать, если вы начинающий автор и вас еще никто не знает, найдите работу, которая будет приносить максимум денег за минимум времени, чтобы у вас оставалось как можно больше времени на написание.

Старайтесь быть там, где есть какая-то культурная жизнь, где вы можете смотреть много фильмов и проводить время с широким кругом людей. Старайтесь быть там, где можно писать, писать и писать.

Если вам нечего сказать, если вы только и делаете, что смотрите фильмы, что толку? Вы можете писать только о том, что вам известно, и это ограничивает или, наоборот, расширяет ваши возможности.

Интересуйтесь широким кругом вещей и не теряйте любознательности. Мои знания, например, очень широки, хотя очень неглубоки. Гораздо интереснее, когда сценаристами становятся журналисты, полицейские, врачи и банкиры, а не 20-летние студенты киноискусства.

Конечно, есть несколько исключений, но если вам нечего сказать, что вы здесь делаете?

Не вижу никаких причин там жить. Мне кажется, Лос-Анджелес плохо влияет на людей. Там не чувствуешь собственной головы. Вы проводите все время за рулем, в окружении людей, которые вызывают у вас депрессию. Не думаю, что Голливуд на самом деле помогает молодому писателю почувствовать хоть какую-то романтику жизни.

Утром, когда приходишь на работу, приятно чувствовать себя особенным, даже если это бред.

Я попробовал обе позы голливудской камасутры: сверху и снизу.

Очень важно научиться воспринимать отказ и критику. Думаю, писатели часто слишком застенчивы, потому что не уверены в своей писанине, ведь ее так часто отвергают. То же касается и новеллистов композиторов, художников. Когда внешний мир вас не одобряет, есть два пути: двигаться дальше или нет.

Однако самое сложное, на мой взгляд, — это дни, когда ничего не происходит. Все, кто хоть что-то когда-то писал, меня поймут. И наоборот, день, когда пишется, превосходит все.

Тони Гилрой выступал в Лондоне, где принимал участие в цикле лекций для сценаристов, организованных Британской академии кино и телевидения (BAFTA) и Британским институтом кино (BFI).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *